sprkfv.net

titleLegendes

EN FRANCAIS

Нелли Кравец

 

Прочитав вчера интервью Натальи Тихоновой с дочерью композитора Тихона Николаевича Хренникова – Натальей Хренниковой, мое внимание привлек следующий отрывок:

Н.Т. – В разгар перестройки Хренникова обвиняли в том, что он неукоснительно следовал прямолинейной мелодике советского строя…
Н. Х. – Ни одного произведения – ни партийного, ни ленинского – отец не сочинял. У Прокофьева таких полно, и у Шостаковича они есть, а папа музицировал и писал только то, что хотел. Лишь однажды Сталин дал приказ –
и появился "Марш артиллеристов" в фильме "В шесть часов вечера после войны"...

     Честно говоря, я даже не знаю, на что больше реагировать – на высказывание журналистки или на ответ дочери знаменитого композитора. Обе цитаты стоят друг друга.
     Можно долго теряться в догадках – что же подразумевается под "прямолинейной мелодикой советского строя". Однако наши поиски ни к чему не приведут, так как это просто набор слов, не имеющий абсолютно никакого смысла.
     Но не всем так кажется. Наталья Хренникова расценила эту глупость как явный "подвох" и рьяно вступилась за "честь" отца. Однако силы не расчитала и "села в калошу". А как иначе? Кому же придет в голову строить свои доводы на сравнении с корифеями русской музыки – Прокофьевым и Шостаковичем? А уж тем более выставлять их в свете "ленинцев и партийцев" и противопоставлять своему отцу – свободному художнику, творившему только по вдохновению и лишь "то, что [он] хотел". Я ничего не имею против творчества Тихона Николаевича Хренникова. Но его дочь,
к моему удивлению, плохо знакома с творчеством своего отца, если считает, что "ни одного произведения – ни партийного, ни ленинского – отец не сочинял". А как же опера "В бурю", созданная по повести Н. Вирты и написанная ещё в 1939 году? Сочинение, которое стало "первым успешным опытом претворения в музыке революционной темы" (см. Википедия)? Опера, в которой впервые в этом жанре был показан образ Ленина? Ленинская сцена, по словам самого Хренникова, была введена по совету Самуила Самосуда, который "любил такие неожиданные решения, привлекавшие всеобщее внимание – фейерверки в искусстве". Вполне возможно, это был компромисс, на который он пошел в целях обезопасить свою семью. Ведь мы знаем, что двое братьев Хренникова были арестованы в 1937 году и осуждены в контреволюционной агитации по статье 58.10. А может быть Хренников хотел угодить Сталину, отмечавшему в то время свой 60-летний юбилей. В любом случае, причины сегодня не так уж важны. Он писал про Ленина и партию, и этот факт глупо отрицать.
     Что же касается Прокофьева, у которого "таких полно" (читай: ленинско-партийных произведений), то здесь госпожа Хренникова явно поспешила с выводами. А как известно, "поспешишь – людей насмешишь". Под словом "полно", она, видимо,
имела в виду два сочинения Прокофьева – Кантата к 20-летию Октября и "Здравица".
     Кантата к 20-летию Октября написана на слова Маркса, Ленина и Сталина, но как это ни парадоксально, это сочинение не имеет никакого отношения к партийному заказу. Прокофьев начал обдумывать проект ещё в 1932 году, далеко за пределами Советского Союза, когда он с семьёй снимал дачу в живописнейшейм местечке на юге Франции Sainte Maxime. Окончательное возвращение в Россию произойдет ещё только через 4 года. Все несчастья ещё впереди. Кантата к 20-летию Октября – это чистый эксперимент, первый в истории музыки, яркий, дерзкий, типично прокофьевский. И этот эксперимент удался на славу! А много ли можно вспомнить примеров гениальной музыки на подобные тексты, абсолютно не приспособленные для пения? Я лично знаю только один. Кстати говоря, сами партийные лидеры забраковали это сочинение, увидев в нем издевку над великими речами. Есть в этом что-то.
     Второе сочинение – "Здравица" было написано в 1939 году к 60-летию Сталина. Однако идеологическая подоплека не помешала ей стать одним из лучшим сочиненим Прокофьева. Вспомним фразу великого Святослава Рихтера: "Это озарение какое-то,
а не сочинение".
     Музыку на партийные темы писали все. Кто-то больше, кто-то меньше. Кто-то свято верил и писал искренне (были и такие), кто-то – для того, чтобы выжить. Время было такое. "Так оно было", – сказал сам Хренников в названии своей автобиографической книги. Разница лишь в том, что большинство "датских" произведений навеки кануло в вечность. Некоторые же оказались неподвластны времени и до сих пор украшают концертную сцену. Вряд ли Наталья Хренникова знала фразу своего отца: "Прокофьева я боготворил и понимал, что ему дано высшее право судить о музыке".

 


Полностью интервью можно прочитать здесь

BACK

16 AUGUST 2012