Хуан Кодина. Певец.

(Juan Codina - А Singer)

Среди довольно многочисленных членов семьи Сергея Прокофьева, его предков и потомков, а так же родственников со стороны его супруги Лины Прокофьевой есть один человек, о котором говорится довольно мало, практически ничего. Это вполне нормально - на фоне знаменитого на весь мир композитора, о котором написано множество книг, статей, выпущены сотни аудио- и видеозаписей его произведений, сняты художественные и документальные фильмы о его жизни и творчестве, его творчество и жизнь не были столь известны.

Человек, о котором пойдёт речь, - Хуан Кодина, отец Лины Прокофьевой. Из всех близких и дальних родственников Сергея Прокофьева лишь два человека были по-настоящему связаны с художественной деятельностью всю жизнь. Это младший сын Прокофьева Олег - художник, скульптор и немножко поэт-авангардист; и Хуан Кодина - певец, обладатель довольно высокого тенора.

Итак, Хуан Кодина (Don Juan Codina y Llubera) родился 8 октября 1866 года в Барселоне, Испания, и всегда считал себя испанским каталанцем. Именем Хуан он был наречён в честь своего отца. Он был весьма горд своими каталанскими корнями и свободно говорил на каталанском языке, в особенности общаясь со своей дочерью Линой. Мать Лины негодовала и говорила об абсолютной ненужности "каталанского диалекта", и настаивала на том, что с ребёнком лучше говорить на испанском. Хуан возмущался и эмоционально защищал Каталанию: "Каталанский язык - это не диалект! Это полноценный язык! У нас есть своя литература, Каталания это было великое государство!"

С юных лет Хуан Кодина обладал не очень сильным, но красивым голосом. Он занимался музыкой и пением, и пел в главном соборе Барселоны солистом хора. Его голос тогда был ближе к высокому сопрано, и слух о нём распространился довольно широко - послушать его пение приезжали люди издалека. Хуан играл немного на фортепиано, но не профессионально, а так как это должен уметь любой певец. Тем не менее ему удавалось даже сочинять лёгкие и лиричные песенки наподобие народных. Позже он поехал в Италию, в Милан, совершенствовать своё певческое мастерство. В Милане Хуан познакомился с Ольгой Немысской, приехавшей из России, также как и он учившейся пению и обладавшей неплохим голосом. Их встреча произошла в певческой школе знаменитого театра Ла Скала. Не смотря на религиозные разногласия между семьёй Хуана и семьёй Ольги, они поженились и вскоре уехали сначала в Европу, затем в Америку. Хуан Кодина бывал и в России, где у жены было много друзей. Его немногочисленные концерты имели успех, а поклонники и поклонницы уважительно звали его Иван Иванович.

В 20-х 30-х годах Хуан и Ольга Кодина живут на юге Франции, в пригороде Канн - Ле Канне. Не имея особых доходов, они снимают жильё в разных дачах и довольно часто переезжают с места на место. С 1924 года молодые родители - Сергей и Лина Прокофьевы, уезжая на гастроли, - подбрасывают бабушке и дедушке их внуков, сначала одного Святослава, а когда родился Олег - и его.

В семейном архиве чудом сохранилась хрупкая грамофонная пластинка на 78 оборотов, на которой записаны две песни в исполнении Хуана Кодина: "Peteneras Sevillanas" и "Para Jardines Granada". Трудно установить точную дату записи, но, судя по надписям на этикетке пластинки, это было не ранее 1909 года. Качество записи и состояние пластинки не на высоте, но тем не менее впечатление остаётся достаточно яркое. Кроме пластинки существует и несколько нотных страниц с рукописной записью музыки. Слова песни вписаны рукой Лины. Эти же слова записаны Линой в её записной книжке, посвящённой текстам романсов и других вокальных произведений, которые она училась петь. Из этого можно сделать вывод, что в период своих занятий пением Лина пела те же песни, что и её отец - Хуан Кодина.

 

(По материалам воспоминаний Лины Прокофьевой, предоставленных Святославом Прокофьевым, Архивом Сергея Прокофьева в Лондоне и Валентиной Чемберджи).